ЛЕГЕНДА О ВЕЛИКОМ ИНКВИЗИТОРЕ

 

 

 

(из  романа  Ф.М.Достоевского  «Братья  Карамазовы»  –  в  сокращении)

Эта  легенда  считается  величайшим  из  пророчеств  Достоевского. 

Это притча о явлении Христа во эпоху средневековой инквизиции.

Действие  происходит  в  Испании  –  где  накануне  заживо  сожгли  сотню  еретиков...

 

Он явился тихо, незаметно, но люди Его узнают.  Народ непобедимой силой стремится к Нему, окружает Его и следует за Ним. Он молча идёт с тихой улыбкой бесконечного сострадания. Солнце любви горит в Его сердце, и лучи света Его очей сотрясают сердца людей ответной любовью...  Вот слепой старик из толпы кричит: «Господи, исцели! Чтобы мне Тебя видеть!». И точно чешуя сходит с глаз его –  и слепой Его видит…  Народ плачет и целует землю, по которой идёт Он.    «Это Он !   Это  Сам  Он !»  –  повторяют  все…

Он останавливается у собора, куда с плачем вносят открытый детский гробик: в нём в цветах лежит семилетняя девочка. Раздаётся вопль её матери, и та повергается к Его ногам: «Если это Ты – воскреси дитя моё !» Гроб опускают перед Ним. Он говорит: «Девица, встань»   и  девочка  садится,  и  смотрит  вокруг,  удивлённо  улыбаясь.   Кругом    восторг,  крики,  рыдания.

Мимо проходит великий инквизитор высокий, высохший девяностолетний старик. Он видел, как воскресла девочка, и лицо его омрачилось. Он велит страже взять Христа.   Толпа  покорно  расступается,  и  среди  гробового  молчания  Его  уводят  в  тюрьму. 

Ночью инквизитор приходит к Нему и спрашивает: «Это Ты ? Ты ?...  Не отвечай, молчи !  Ты и права не имеешь ничего прибавить к тому, что сказал прежде.   Зачем Ты пришел нам мешать ?  Завтра же я сожгу Тебя на костре, как злейшего из еретиков.  И тот самый народ,  что  сегодня  целовал  Твои  ноги,  завтра  по  одному  моему  жесту  бросится  подгребать  угли  к  Твоему  костру». 

Христос молчит.  «Имеешь ли Ты право возвестить нам хоть одну из тайн мира,    из которого Ты пришёл? – спрашивает Его старик, и сам отвечает, – Нет, не имеешь. Чтобы не отнять у людей свободы, за которую Ты так стоял. Не Ты ли говорил: «Хочу сделать вас свободными» … Пятнадцать веков мы мучились с этой свободой. Но теперь это кончено, и кончено крепко. Ибо люди уверены больше, чем когда бы то ни было, что они свободны. А между тем они сами принесли нам свою свободу и положили её к нашим ногам. … Мы побороли свободу, чтобы сделать их счастливыми. Человек устроен бунтовщиком, а разве бунтовщики могут быть счастливы ? …  Зачем  же  Ты  пришёл  нам  мешать ?»

«Страшный и умный дух говорил с Тобой в пустыне. Он возвестил тебе громовое чудо трёх искушений. … В них была предсказана вся история человечества, явлены все неразрешимые противоречия человеческой природы. Реши же, кто был прав: Ты или тот, который вопрошал Тебя? Ничего и никогда не было для человека невыносимее свободы !  Видишь ли Ты эти камни ?  Обрати их в хлеба   –   и за Тобой побежит человечество  –  как стадо, благодарное и послушное.   Но Ты не захотел лишить человека свободы.  Ты возразил, что человек жив не единым хлебом.  Но  во  имя  этого  хлеба  земного  восстанет  на  Тебя  дух  земли  и  сразится  с  Тобой,  и  победит  Тебя».

«Накорми и тогда спрашивай с нас добродетели!»  –  вот что напишут на знамени, которое воздвигнут против Тебя и которым разрушится храм Твой.  На месте храма Твоего воздвигнется вновь страшная Вавилонская башня, хотя и эта не достроится, как и прежняя.  Но к нам придут они, промучившись тысячу лет со своей башней!   И  тогда  они  принесут  свою  свободу  к  ногам  нашим  и  скажут  нам:   «Лучше  поработи,  но  накорми». …   Но  Тебя  мы  уже  не  пустим  к  себе».

«Нет у человека заботы мучительнее, чем найти, кому поскорее отдать тот дар свободы, с которым рождается это несчастное существо.  Но овладевает свободой людей лишь тот, кто успокоит их совесть.  Ибо тайна бытия человеческого не в том,  чтобы только жить, а в том для чего жить.  Спокойствие человеку дороже свободного выбора в познании добра и зла.  Нет ничего обольстительнее для человека, как свобода его совести,  но нет ничего и мучительнее. Вместо того, чтобы овладеть людской свободой, ты умножил её и обременил её мучениями…   Ты возжелал свободной любви человека, чтобы он свободно пошёл за Тобой, прельщённый и пленённый Тобою.  Но  Ты  не  подумал,  что  он  отвергнет  и  образ  Твой,  и  правду  Твою,  если  его  угнетут  таким  страшным  бременем,  как  свобода  выбора».

«Есть три силы, могущие победить и пленить совесть  –  это чудо, тайна и авторитетТы отверг и то, и другое, и третье.  Но люди-то  –  слабое, бунтующее племя…  Человек ищет не столько Бога, сколько чудес. …  Ты не сошёл с креста, когда кричали Тебе, издеваясь:  «Сойди с креста  –  и уверуем, что это Ты».  Ты   не захотел поработить человека чудом, и жаждал свободной веры, а не чудесной.  Жаждал свободной любви,  а  не  рабских  восторгов.   Но  Ты  судил  о  людях   слишком   высоко.    Человек  слабее  и  ниже,  чем  Ты думал !   Он  слаб  и  подл».  

«Но мы исправили подвиг Твой и основали его на чуде, тайне и авторитете.  И люди обрадовались, что их вновь повели, как стадо, разрешив грех с нашего позволения.   К чему же Ты пришёл нам мешать?   Мы  не  с  Тобой,  а  с  тем,  кто  искушал  Тебя  в  пустыне.   Вот  –  наша  тайна !»

Христос молчит. «О, мы убедим людей, что они тогда только и станут свободными, когда откажутся от свободы своей и нам покорятся. …  Мы дадим им тихое, смиренное счастье, счастье слабосильных существ, какими они созданы. …  У нас все будут счастливы и не будут бунтовать…  Они станут робки и станут прижиматься к нам в страхе, как птенцы к наседке.  Они будут дивиться и ужасаться на нас и гордиться тем, что мы так могучи и так умны.  О, мы разрешим им грехИ они будут любить нас, как дети, за то, что мы им позволим грешить.  И мы будем позволять или запрещать им жить с их жёнами и любовницами, иметь или не иметь детей  –  по их послушанию  –  и  они  будут  покоряться  нам  с  радостью.   И  все  будут  счастливы».

«Пророчествуют, что Ты вновь придёшь и победишь.  Но я тогда встану и укажу Тебе на тысячи миллионов счастливых младенцев, не знавших греха.  И мы, взявшие на себя их грехи для счастья их, встанем пред Тобой и скажем:  «Суди нас, если сможешь и смеешь»  Знай, что я не боюсь Тебя.  Знай, что и я был в пустыне, что и я питался акридами и кореньями, что и я готовился стать в число избранников Твоих.   Но я очнулся и не захотел служить безумию.  Ибо  Ты    больше  всех  заслужил  наш  костёр.  Завтра  же  я  сожгу  Тебя».

Инквизитор умолкает и ждёт, что ответит Христос.  Он хочет, чтобы Тот ответил ему хоть что-нибудь  –  пусть горькое и страшное...  Христос молча приближается к старику и тихо целует его.  Вот и весь ответ.  Старик вздрагивает.  Что-то просыпается в душе его.  Он идёт к двери, отворяет её и говорит:   «Ступай  и  не  приходи  больше !   Не  приходи  никогда,  никогда !» 

И  отпускает  Христа.  

И  Христос  уходит. 

И  поцелуй  горит  в  сердце  старика…