БОЖЬИ СЛЁЗКИ

 

 

(рождественская  быль)

 

Это было под Рождество.  Зима, снег, сугробы.  Ясный месяц.  Первые звёзды.  Скрип снега под ногой.  Я возвращался домой.  Спешить было некуда и я свернул к соснам на берегу канала.  Это были необыкновенные сосны  –  коренастые, с длинными густыми иглами.  Я остановился и закурил, слушая как славно шумят сосны, расчёсывая ветер, что налетал порывами.  А в полынье канала плескались утки.  «И как им не холодно?»,  –  подумал я, ёжась в тёплой куртке.  А за каналом светился каток и дотетала музыка, стук клюшек, смех, крики.  «Полынья...  Слово-то какое!   Как  бы  не  расплескать...» 

...Рождество!  У Гоголя в эту пору сплошь чудеса творились.  А тут...  И тут я понял, что в жизни не хватает чуда.  И даже не чуда, а чего-то по-настоящему хорошего, сказочного.  «И какой дурак сказал, что сказки нужны только детям?!  Ведь счастье, к которому мы стремимся    это и есть главное чудо и сказка жизни!  ...Ха, а это мысль!»  –  решил я и полез в карман за блокнотом и ручкой,  чтобы  пришпилить  её,  пока  не  улетела.

Но вдруг услышал лёгкий вскрик и звук падения.  Девушка в шубке, смеясь и отряхиваясь, поднималась на ноги.  Проходя мимо, она лихо подфутболила что-то на тропинке.

  Это  я  буяню.    сказала  она.

  Ничего,  это  бывает.   сказал  я.

  Это  пройдёт.

  Конечно.  Всё  к  лучшему.

  Спасибо !

  Не  за  что.

  Есть  за  что.   Доброе  слово  –  большое дело.   Так  говорит  мой  папа.  

И  она  побежала  дальше.  А с той стороны, откуда она пришла, приближался говор, шаги и скрип полозьев.  Это был санный поезд.  Поезд, конечно,  громко сказано.  Санки были в единственном числе и замыкали процессию из четырёх человек, двое из которых, малыши, сидели на санках.  Впереди шла молодая женщина  и,  оборачиваясь,  щебетала  сбивающимся  от  ходьбы  голосом:

–  Ты не представляешь, какой сегодня, Светик, чудный стишок выучила   как раз на Рождество.  Светланчик,  прочти  папе.   Да  остановись  же,  послушай ! 

Скрип  шагов  стих  невдалеке  и  Светланчик  не  заставил  себя  ждать. 


Тонкий 
месяц,  снег  идёт,

Купола  с  крестами.

Так  и  кажется    вот-вот

Понесутся  сани.

Ждёшь  и  веришь  в  волшебство,

Кажется  всё  новым.

Так  бывает  в  Рождество 

С  Рождеством  Христовым !

Звонко,  без  запинки,  пропел  детский  голос.

–  Хороший стишок.  Молодец, доча!  Всё так и есть: месяц, снег, санки.  Придём домой,  будет тебе подарок.

–  Ой, правда, пап?  А что, что за подарок?  –  встрепенулся  Светик.

–  Потерпи,  увидишь.

–  Но ты только одно словечко: это кукла, да? Которую я тебя просила? В красном платье? Ой, спасибо, спасибо папочка! – она захлопала в ладоши  и  поезд  покатил,  проезжая  мимо.

–  А Павлик после вчерашнего весь день тихий, как мышка, ну прямо ангел!  Только спросил: почему это, если кого обидишь, то и самому плохо делается?  –  ворковал  женский  голос.

 Не  горюй,  философ.  –  улыбнулся отец.  –  Есть  и  для  тебя  подарок.

–  Папа, папа, а правда, что звёздочки это неупавшие снежинки?  –  спросила  вдруг  дочка.
– 
Лиза-подлиза.  –  буркнул брат и ткнул сестру в спину.  –  И  никакие  это  не  снежинки,  а  божьи  слёзки.   Думаешь,  ему  не  обидно  на  такую  ябеду  глядеть? 

 А  с  горки  кубарем  лететь,  думаешь,  не  обидно ?

 Да  ладно  вам!  –  засмеялась мать.    Рождество ведь,  мириться надо !  

 А  луна,  а  луна  что  такое ?    не  унимался  Светик.

Но я так и не узнал, что такое луна,  так как мимо меня пронёсся огромный пёс  и  закружил,  запрыгал  вокруг  санок,   мотая  хвостом  и  взлаивая  от  восторга.

   Фу,  обслюнявил  всю,  Ред !   И  морда  вся  в  сосульках !    визжал  Светик.

 

«ВОТ ОНО  –  СЧАСТЬЕ !»  –  хотел  было  крикнуть  я  им  вдогонку. 

Но  прикусил  язык.  Чтобы  не  сглазить...

 

 

P.S.   "Через  деток  душа  лечится...  

В  детях  три  четверти  счастья,
а  в  остальном  разве  что  одна  четверть".  

(Ф.М.Достоевский)